Блог
Главная | Наследовательное право | Европейский суд по правам человека решения 1 ст 6 конвенции

Все решения ЕСПЧ


Про статью 6 Конвенции кратко: Принцип верховенства права лежит в основе важнейшей гарантии, закрепленной в ч. Право на суд- право участника спора на эффективный доступ к суду, правомочному разрешить дело. Относительно понятия "обвинение"- Суд остановил свой выбор на материальном, а не формальном толковании этого термина.

требовалось Европейский суд по правам человека решения 1 ст 6 конвенции таком

Обвинение можно определить, как официальное уведомление , которое исходит из компетентного гос. Решение Евросуда по делу "Аллене де Рибемон против Франции": Этот принцип защищает индивида от обращения с ним любых гос. Обвиняя индивида ответственным за преступные действия до признания этого судом , гос. К настоящему моменту сложилась большая судебная практика по применению этой нормы, но многие положения по-прежнему вызывают трудности в ее понимании и толковании. В связи с этим существуют различные трактовки некоторых положений этой статьи.

В большинстве случаев не вызывает особых затруднений толкование и применение положений ч. Самой сложной и неоднозначной является ч. В настоящей работе не ставится цель всеобъемлющего анализа этой нормы, но делается попытка приступить к определению основных требований и установлений ст. Инквизиционное и состязательное судопроизводство С целью определить существо и значение ст. Существуют две основные модели систем судопроизводства: Этим системам присущи разные цели: Эти модели имеют также и разные характеристики внешних и внутренних проявлений.

Документальное оформление сводится к самому необходимому. Стадия досудебного производства по делу является краткой по времени и вспомогательной по своему значению. Она сведена к минимуму предварительных действий по сбору доказательств, а основной упор делается на судебную стадию. Эта стадия собственно судебного разбирательства является основной и определяющей.

Удивительно, но факт! Английскому или норвежскому судье такой диалог с подсудимым не мог бы присниться даже в страшном сне. Относительно понятия "обвинение"- Суд остановил свой выбор на материальном, а не формальном толковании этого термина.

В ней должно быть проверено абсолютно все. Все выводы и доводы обвинения проходят тщательную проверку, все мало-мальски сомнительное отвергается как неприемлемое. Это как бы возведенная в абсолют презумпция невиновности. Напротив, инквизиционная или так называемая неоинквизиционная модель характеризуется гипертрофированной досудебной стадией, где происходит сбор и формирование всей доказательственной базы.

Решения Европейского суда по правам человека

Этот комплекс данных имеет приоритетную и даже отчасти предопределяющую силу. Неотъемлемыми внешними признаками неоинквизиционной модели являются тенденции к закрытости и даже максимальной засекреченности; документальности, когда разбирательство дела производится в основном по документам; исключению дискуссии как формы исследования обстоятельств дела. Другим важным отличительным свойством инквизиционного процесса является активная роль судьи в судебном разбирательстве, кода судья ведет допрос, целенаправленно выясняя все обстоятельства, в том числе изобличающие подсудимого и те, которые не акцентируются или даже остаются незамеченными обвинением.

То есть судья как бы доделывает за обвинителя его работу, восполняет промахи обвинения. Обвинение и суд здесь как бы играют в поддавки. И такой стиль процесса — это вовсе не нарушение закона, не отклонение от требований процессуальных норм. Напротив, это необходимое и неизбежное следствие и органическая составляющая подобной модели судопроизводства. При состязательной форме процесса суд неактивен, совершенно нейтрален, одинаково взыскателен к обеим сторонам в процессе, подвергает доказательства, представляемые обвинением, столь же строгому тесту на допустимость, законность, достоверность, как и доказательства защиты.

Все недопустимое безжалостно отметается. Некоторые существенные нарушения формы, например, процедуры ареста, могут повлечь освобождение арестованного, даже если есть основания считать, что лицо, возможно, и виновно. Теория доказательств в странах с такой системой весьма развита, часто выделяется в отдельную отрасль права и даже кодифицируется.

Практически ни одна страна мира не придерживается в чистом виде ни одной из этих систем. В сегодняшнем мире существует тенденция к их конвергенции с постепенным взаимозаимствованием признаков.

Удивительно, но факт! Другим важным отличительным свойством инквизиционного процесса является активная роль судьи в судебном разбирательстве, кода судья ведет допрос, целенаправленно выясняя все обстоятельства, в том числе изобличающие подсудимого и те, которые не акцентируются или даже остаются незамеченными обвинением.

Так, состязательный процесс стремится ныне к большей письменной фиксированности, а традиционно инквизиционные системы все больше продвигаются по линии состязательности, воспринимая требования презумпции невиновности. Анализ положений статьи 6 1 Европейской Конвенции требование справедливого судебного разбирательства.

Основным вопросом по делу Голдера было лишение его возможности инициировать дело о клевете против сотрудника тюремной администрации, поскольку он был ограничен в своем праве сноситься с адвокатом, что в результате лишило его возможности иметь доступ к суду. Это дело, в частности, поставило перед Европейским Судом вопрос о том, может ли недоступ к правосудию пониматься как нарушение права на справедливый суд в смысле ст.

Право на доступ к суду имеет отношение прежде всего к делам об определении гражданских прав и обязанностей. В уголовно-правовой сфере это право может быть применено в случае требования обвиняемого предстать перед судом. В то же время право на доступ к правосудию не означает права на частное уголовное преследование, так как ст.

Тот факт, что ч. Это, например, касается и права на вызов и допрос свидетелей, и необходимости достаточного времени на подготовку к участию в деле, а также, при определенных обстоятельствах, гарантии эффективности защиты прав сторон, равно как и права на обеспечение перевода в случаях, когда это необходимо подробнее о минимальных гарантиях будет рассказано в разделе, посвященном ч. Точно так же ч. Таким образом, эта норма обеспечивает право на справедливый суд в области как уголовного, так и гражданского судопроизводства.

Не всегда бывает легко определить, какие права и обязанности можно отнести к гражданским в понимании Европейского Суда. Что касается уголовного характера обвинения, то к этой категории дел следует отнести как собственно уголовные дела, так и некоторые иные.

никогда Европейский суд по правам человека решения 1 ст 6 конвенции будучи

Исходя из судебной практики, можно выделить три основных критерия относимости дел к уголовному обвинению: В России таковыми могут признаваться, например, административные дела, где имеет место определенная тяжесть предъявленного обвинения либо тяжесть наказания, которое существенно меняет положение конкретного лица. Представляется, что, во всяком случае, это будут все административные дела с мерой наказания в виде лишения свободы на любой срок. Очевидно, что в каждом отдельном случае Суд будет принимать решение в зависимости от конкретных обстоятельств.

Эти основания описаны в той же норме ст. В практике Центра есть примеры того, как судом принималось необоснованное решение о закрытом слушании дела, вызванное стремлением суда сокрыть от публики общественно значимые вопросы, в частности, нарушения, допущенные в ходе предварительного расследования. Прежде всего, их можно найти в перечне минимальных гарантий, содержащемся в ч. Это такие гарантии, как, например, право на защиту или право пользоваться бесплатной помощью переводчика, если таковая необходима подробно об этих и других гарантиях будет рассказано в разделе, посвященном ч.

Если не соблюдены эти минимальные требования, то при всех обстоятельствах можно говорить о несправедливости судебного разбирательства. При этом следует иметь в виду, что упомянутый перечень не является исчерпывающим. Кроме того, суд может формально соблюсти эти требования и, тем не менее, не быть справедливым по существу. Так бывает, к примеру, если суд не дал оценки заслуживающим внимания обстоятельствам. Примером такого игнорирования судом существенных обстоятельств может служить судебное разбирательство, в ходе которого подсудимый ссылался на свое алиби, подтвержденное определенными доказательствами, а суд не только не принял этого во внимание, но даже не обсудил этот довод в своем приговоре, словно подобный аргумент вообще не звучал в судебном заседании.

Так же часты случаи, когда суд отвергает показания свидетелей защиты, даже не подвергая их критике, будто эти свидетели и не были допрошены в судебном заседании. В подобных случаях, по нашему мнению, есть все основания ставить вопрос об очевидной несправедливости судебного разбирательства. Так, по одному из дел Центра В-ва против России секретариат Суда сделал некоторые разъяснения, представляющие, с нашей точки зрения, большой интерес. Но далее было указано: На этом основании мы делаем следующие выводы. Оценка доказательств не входит в предмет рассмотрения ЕСПЧ.

Однако в ряде случаев мы можем столкнуться с примерами очевидной несправедливости при оценке доказательств национальными судами. Мы не можем утверждать это в каждом отдельном случае, ибо Европейскому Суду предстоит принимать решение, допустимо ли в конкретном деле подвергать критике оценку доказательств, если она очевидно несправедлива. Мы придерживаемся мнения, что в таких случаях Европейский Суд может пойти столь далеко, чтобы сделать вывод о двойных стандартах при оценке доказательств судом.

Поэтому в этих случаях можно обоснованно ставить вопрос о несправедливом судебном разбирательстве. Кроме того, понятие справедливого суда нельзя рассматривать в отрыве от требований соблюдения равенства сторон в процессе, о чем также будет подробнее рассказано ниже. К требованию справедливости относится и возможность обвиняемого непосредственно участвовать в разбирательстве и иметь возможность оспорить показания свидетелей обвинения. Отсутствие мотивированности в решении суда также может быть расценено как нарушение требования о справедливости судебного разбирательства.

Например, на практике в России часты случаи, когда определения суда кассационной инстанции носят поверхностный характер, не все кассационные доводы подвергаются анализу и оценке. При этом следует помнить, что требования ст. Могут ли здесь существовать какие-нибудь конкретные рамки и точные сроки? Практика Европейского Суда показывает, что точные сроки 2, 3 или 5 лет не могут быть названы, они должны быть именно разумными и обоснованными.

Но даже по очень сложным делам есть предел продолжительности разбирательства. Italy Суд признает разумным срок продолжительностью 5 лет, принимая во внимание характер и сложность дела. По другим же делам гораздо более краткие сроки признавались нарушением этого требования.

Обсуждение

И это следует иметь в виду судьям, в том числе и российским. Исходя из сложившейся практики Европейского Суда, основными критериями разумности сроков судебного разбирательства являются: Заявитель должен помнить, что если затягивание судебного разбирательства происходило полностью или в значительной мере по его вине, то государство не будет нести ответственность за нарушение принципа разумного срока. Однако в некоторых случаях Европейский Суд будет проверять, принял ли суд надлежащие меры по обеспечению своевременного рассмотрения дела.

Большое практическое значение имеет также вопрос о начале и конце срока судебного разбирательства. По уголовному делу началом срока будет считаться момент возбуждения уголовного дела в случаях, когда оно возбуждается не по факту совершения преступления, а против конкретного лица, либо момент предъявления официального обвинения или арест обвиняемого.

А временем окончания этого срока можно считать вступление приговора в законную силу в российских условиях — вынесение определения судом кассационной инстанции. По гражданскому делу началом срока может считаться день обращения за судебной защитой, а окончанием — исполнение судебного решения. Два эти понятия весьма сходны, и провести четкую грань между ними сложно, так как мы говорим, в том числе и о личной беспристрастности судьи, которая, в свою очередь, часто является продолжением справедливости и независимости суда в целом.

Субъективность оценок этих критериев неизбежна. Практика Европейского Суда выработала некоторые формальные критерии независимости суда. Существуют четыре основных критерия независимости и беспристрастности суда, включающие и субъективные, и объективные признаки: Часто у российских юристов возникает практический вопрос: Можно ли относить к этому критерию факты сознательного нарушения процессуальных норм, факты принятия заведомо неправосудных решений?

Как уже отмечалось, Европейский Суд, рассматривая вопросы о нарушении прав человека, не занимается рассмотрением того или иного гражданского или уголовного дела по существу.

Читайте также

  • Увольнение из полиции по отрицательным мотивам выплаты
  • Письмо на пропуск на территорию сотрудников
  • Как долго делается рвп
  • Список документов для открытия наследственного дела без завещания